Авторский писательский сайт

         Никора Людмила и Валентин


Стихи Людимилы


ЛЮДМИЛА НИКОРА

СУДЬБЫ УЗОРЫ

Пермь

2006

ББК

84 (Рос=Рус) 65

Н 63

Никора Л. С. Судьбы узоры/. Л. С. Никора. –Пермь: Изд-во Пермского государственного технического университета, 2006. – 56 с.

Первый сборник стихов уральской поэтессы Л. Никора включает стихи разных лет, как опубликованные, так и еще не известные широкому кругу читателей.

Издание предназначено для любителей поэзии.

© Никора Л., 2006

©Никора Л., фото 2006

©Истомин О., портрет 2003

Шадринск

Шорох листьев мне напомнит это слово,

А не бесшабашный шум толпы людской.

Даль заречную и то, что уж не ново:

Родников струящийся покой,

Искры зорь и яркие закаты…

Не подвластный времени, как сон,

Слух ласкает и летит куда-то

Колокольный звон…

Малой родине – Шадринску

А родина не отпускает

Ни наяву и ни во сне.

Глаз воспаленных не смыкает,

Как мать, печалясь обо мне.

А жизнь плетет свои узоры,

И нас вплетает не туда.

Крадем минуты, словно воры,

И вновь уносят поезда.

А душу удержать нет мочи,

И сердце памятью казнит,

И в редких письмах, между строчек

Запрятан истинный магнит.

А родина не отпускает

Ни наяву и ни во сне:

Ласкает, манит и терзает,

И вновь надежду дарит мне.

* * *

Когда-нибудь судьбе наскучит драться

Со мной

За каждый дюйм обычного пути.

Когда-нибудь я буду возвращаться

Домой,

Чтоб там покой и счастье обрести.

Когда-нибудь меня одарят свыше

Весной,

Сменив на милость холода.

Забарабанит летний дождь по крыше

Родной…

Когда-нибудь.… А может, никогда.

* * *

Нас жизнь разбросала. Ни много, ни мало –

Двухсот километров хватает сполна.

И словно причалы мелькают вокзалы,

Сочится в вагоны людская волна.

Пресветлые Боги! Не жизнь, а дороги

Меж двух остановок, меж двух огоньков.

Подводит Судьба роковые итоги

И гонит нас прочь от своих стариков.

И вот день за днем: дом, дорога, работа,

Привычные лица, но тянет туда,

Где теплится что-то, открыты ворота,

Где ждут и скучают и рады всегда.

Где утром блины, запах свежего хлеба.

И ворох котят на печи за трубой…

Какой-то священной энергией неба

Наполнен тот край, что навеки с тобой.

* * *

Ах, если б знать, что где-то есть

Тепло и кров родного дома…

И куролесь, – не куролесь,

Там все привычно и знакомо.

Что через вьюги светит мне

Одно заветное окошко,

И лапкой шевеля во сне,

Доверчиво мурлычет кошка.

Что чай горячий есть и хлеб,

Из яблок дедовых варенье –

На перекрестии судеб

Не надо лучше угощенья.

Что, как бы жизнь ни била нас,

Куда б судьба не заносила,

Спасеньем будет в трудный час

Родных сердец святая сила.

Д. Завьялово

* * *

Мне снится дедов старый дом,

Ограда, огород,

Высокий тополь у плетня,

Крапива у ворот.

Я снова по траве бегу

На речку босиком.

И никогда я не смогу

Покинуть этот дом.

Пускай не здесь я родилась,

И прожила не здесь,

Но вряд ли где-то на земле

Роднее место есть.

Пускай приходит лишь во сне,

Пускай не дотянусь…

Мой светлый рай, ты нужен мне,

Моя святая грусть.

* * *

Построить бы дом,
Чтоб наполнились стены

Сердечным теплом,
Чтобы окнами – в сад.

И в саду непременно –

Скамья со столом.

Все выбелить, выкрасить,
Шторки повесить,
Состряпать пирог…

Чтоб дети смеялись

И весело вместе

Сажали цветок…

Чтоб счастьем наполнились

Все уголочки

Чтоб так, день за днем,
Мы нянчили внуков,
Вязали носочки…

Построить бы дом…

* * *

Зачем так жаль ушедших дней,
Вчерашних солнечных лучей,
Цветов увядших аромат…

Зачем тревожат и манят

Картины брошенных домов,
Заросших ряскою прудов,
Коров неспешных важный ход

И куры у резных ворот…

Картинок этих злая суть

Лишь в том, что не дано вернуть.

Кружат над памятью моей

Портреты выросших детей…

Чудесный лепет голосов,

Открытость взглядов, нежность слов.

Зачем же хочется вернуть,
Ну хоть немного, хоть чуть-чуть,

Хотя бы запах или звук…

Покуда слышен сердца стук.

* * *

Возвратиться не сложно. Труднее забыть и простить,

Предоставив минутам зализывать свежие раны.

Время старой знахаркой зашепчет, и надо бы жить…

Заклубятся наркозом над памятью злые бураны.

Возвратиться не сложно; из самой далекой глуши.

Прилететь, прибежать, приползти… но труднее вернуться.

Так же в реку одну не получится дважды войти,

Только волн одинаковых можно рукою коснуться…

Тот же дом, тот же сад, скрип скамеек, прогнившие крыши.

Было все так недавно и так безысходно давно…

Все разъехались. Пусто. И лишь вездесущие мыши,

И лишь ставень скрипит и стучится в пустое окно…

Голоса повзрослевших детей еще бьются о стены,

Но не схватишь уже, не прижмешь, не утащишь с собой.

И хоть плачь, хоть кричи, хоть разрежь пересохшие вены,

Не вернешь. Не спасешь. И не сможешь поспорить с Судьбой.

* * *

И не ждут меня там, не скучают по мне

В этой чудной далекой родной стороне.

И вернусь, но никто не обнимет меня,

И в холодной печи не затеплит огня;

И умру – не заплачет никто обо мне:

Всё дела, да дела в той любимой земле.

Это я здесь гуляю и пью, и грешу,

Рожь не сею, полей по весне не пашу,

Упаду под забор и подохну, как пес…

И увижу тот край, где родился и рос,

Где не ждут, не скучают, не плачут по мне,

Где грибы и грачи, и ручьи по весне;

Край, что проклял меня за любовь и мечту,

Что погнал меня в шторм на прогнившем плоту…

Я свободною птицей над ним пролечу

И за все эту землю навеки прощу…

* * *

На пышной разгульной тризне

Судьба напьется слезами…

Таращатся старые избы

Вокруг неживыми глазами….

Мне снятся ослепшие окна,

Чернеющие столбы…

Когда-то были ворота

У мертвой теперь избы.

Когда-то росли деревья,

Цветы, во дворе трава.

Когда-то жила деревня –

Рубила к зиме дрова,

Искала в лесу клубянку,

Пекла для внучат блины,

На озере спозаранку

Сеть ставила до волны.

А нынче лишь пни да ямы,

Крапива да лебеда…

А раньше жила здесь мама

И в гости ждала всегда.

* * *

Беззвездной тоской наполняются ночи

Среди разноцветных рекламных огней.

Не спится. И снова мне утро пророчит

Один из привычных безвыходных дней.

Уйдет электричка. И муж на работу.

А я, как обычно, останусь одна.

Ни сына, ни дочки.… Какую заботу

Придумать себе, чтоб не выть у окна?

А где-то вдали просыпается мама

И кружит ей голову омут хлопот…

И в окнах у нас с ней одна панорама:

Забор, гаражи и какой-то завод.

Да только уже не протопать, как прежде,

На кухню, пытаясь очнуться от сна…

Ни дома у нас, ни детей, ни надежды…

Ушла электричка.… Осталась весна.

И кто-то до вечера в пыльном вагоне,

Скучая, устанет газету листать.

В четыре часа он сойдет на перроне,

Где ждет меня, может, уставшая мать…

* * *

Не читает никто нотаций,

Вечерами домой не гонит…

Учит жизнь за копейки драться,

А душа все болит и стонет.

И нигде не найти ответы,

Почему так нужны порою

Незначительные советы,

И ворчанье до слез родное.

Жизнь – большая стальная клетка:

Как ни рвись, только прутья всюду.

Все отдать, чтоб услышать: «Детка,

Прибери и вымой посуду…»

Чтобы руки легли на плечи,

Чтобы выплакать все пустое,

Чтоб мой сын ел блины из печи,

Молоко чтобы пил парное.

И пускай пролетают годы,

Вырастая, взрослеют дети,

К маме рвусь сквозь свои невзгоды,

Чтоб ребенком побыть трехлетним.

* * *

А мне не надо от тебя ничего:

Ни подарков дорогих, ни тряпья.

Ты выглядывай почаще в окно,

И я буду знать, что ждешь ты меня.

Ты заваривай почаще чаек,

Вечерами хлопочи у плиты,

И я буду знать, что не одинок,

Что по-прежнему меня любишь ты.

Не выдумывай ты всяких невзгод,

Виноватых не ищи без вины.

Без того хватает бед и забот,

Лучше радуйся, что живы все мы.

А мне не нужно от тебя ничего.

Мне достаточно того, что ты есть,

И что, если напишу я письмо,

Его есть кому вручить и прочесть.

ДРУЗЬЯМ

Как иногда необходимо знать,

Что где-то люди есть на этом свете,

Что не откажут в дружеском совете,

И нас всегда готовы поддержать.

Как иногда необходимо знать,

И как порой нам очень нужно верить,

Что людям этим можно все доверить,

А можно просто вместе помолчать.

Они поймут, они нас не осудят,

Поставят чай на кухне, не спеша,

И вдруг теплом наполнится душа:

Как хорошо, что есть такие люди.

Как иногда необходимо знать,

Бессонными, тревожными ночами:

Есть где-то люди, ставшие друзьями,

Которых невозможно потерять.

У тех людей всегда свои пути,

Но каждому дается, как награда,

Возможность быть всегда друг с другом рядом,

И вместе что-то доброе нести.

* * *

Нас остается меньше с каждым днем,

И мы в который раз идем по кругу –

Нас время водит, как лешак во вьюгу,

Заведомо неправильным путем.

Нас остается меньше. И беда

Не в том, что мы уходим почему-то…

Но из прошедших жизни институты

Таких уже не будет никогда.

Нас остается меньше на глазах,

Мы вымираем, словно динозавры.

В нас смешаны и гамлеты и мавры,

И синь озер в березовых лесах.

Нас остается меньше с каждым днем –

Статисты точные предоставляют сводки…

Плевать, что нас качает, точно с водки,

Не вписываясь в мир, мы в нем живем.

* * *

Все сказано, написано, рассчитано до нас.

Мы жизнью лишь банальность приумножим.

Смятенье наших чувств, сплетенье фраз

До нас уже, конечно, кто-то прожил.

В наивности своей мы шли вперед,

Надеясь дотянуть до откровенья.

Но хрупок тонкий лед, и всех нас ждет

Холодное, безмолвное забвенье.

И, может быть, пришедшие потом,

Своей судьбою нашу повторяя,

Пройдут по краю, нагло, напролом,

Банальность откровением считая.

Им жизнь предстанет яркою игрой –

Понятной, но порой немного сложной.

А нам все будет грезиться покой,

Которого достигнуть невозможно.

* * *

Тысячелетняя тоска найдет себе приют…

Покуда елки да торты, порядок и уют,
Покуда смех и суета, гирлянды и огни,
Вы не подумайте тогда побыть хоть миг одни.

Вы не расслышите ее стремительных шагов,
Но попадете навсегда в тиски немых оков.

И среди шумной беготни, на рубеже эпох

Вас не коснется яркий мир и мой свободный вздох.

Забытый запах, цвет и вкус наполнят жизнь мою…

Тысячелетняя тоска найдет себе приют.

* * *

Тоску безмолвия познавшим до конца,

Глотнувшим безысходности эфира,

Метаморфозы мертвого лица

Не принесут спасения от мира.

Лишь звезды постигают высоту

И трепет ночи в ужаса объятьях.

Принявшим только боль и чистоту,

Лежать недвижно в погребальных платьях.

А музыка свободна и легка.

Не держат ее времени одежды.

Постигшим свет и мудрость сквозь века

Дарует жизнь Симфония Надежды.

* * *

Тебе дарю судьбу свою.

Ведь нам, приговоренным к жизни,

На этой вековечной тризне

Отводят место на краю…

Но хватит пить за упокой!

Ведь нам, свободным от рожденья,

Наградою за восхожденье

Окажется святой покой…

Уходим мы по грани слов

На праздник музыки и света.

Из недопетого куплета

Для нас не сотворить оков.

* * *

Оторвали, – бросили

На расправу Осени,

На ветра колючие,

Да на мокрый снег.

Может быть простудится,

Скатится, – оступится,

Там, глядишь, падучая,

Да пустынный брег.

Только беды сгинули

В предрассветном инее,

А снежинки талые

Унесла вода.

Наважденья минули,

Люди не покинули,

Ну а листья алые –

Это ерунда.

Осень не распутница –

Матушка-заступница,

Золотой монетою

Одарила вдруг.

И пускай распутица,

Дни мелькают, крутятся,

Но дорогой светлою

Разомкнулся круг.

* * *

Не верьте Осени, когда листвою яркой

Устелет она землю, как ковром.

Уйдет она гадающей цыганкой,

Совравшей о грядущем и былом.

Уйдет, звеня монетами в кармане,

Оставив шлейф пророчеств и дождя.

Мы вновь утопим истину в стакане,

Обманщицу на все лады кляня.

Но лишь едва заслышим скрип кибитки

И поступь кочевых осенних дней,

Спешим отдать все до последней нитки,

Чтоб счастьем обманули нас скорей.

* * *

Снова слезы по стеклу мажет дождик.

Разревелся поутру – жалко лето.

В лужах шаркает метлой старый дворник –

Листьев праздничная песенка спета.

Полкуплета оборвать – и не жалко,

Своевременно убрать свежий мусор…

Лишь береза ждет чего-то – нахалка –

Тянет время – ей одной грустно.

Умирают в кучах отблески бала…

Кому смерть, а для кого – удобренье.

Через год все повторится сначала:

Праздник осени и тень сожаленья.

* * *

Все будет так, как было много раз:

Ночь. Ветер. Дождь. Тоска ненужных фраз.

Века сойдутся с четырех дорог,

У Вечности присядут на порог.

Все будет так, как было много лет:

Вновь на вопрос никто не даст ответ.

Ночь. Ветер. Дождь. Тень яблони в саду.

Кошмарный сон в полубольном бреду.

Все будет так, как было много дней:

Судьба расставит сети из огней.

И снова, разрывая круговерть,

На свет летишь, как мотылек на смерть.

Все будет так, как было до меня:

Ночь. Ветер. Дождь. И боль, как символ дня.

Все возродится.… Все сгорит в огне…

И только пепел остается мне.

* * *

Ветер тихонько теребит, листает страницы

Кем-то забытой книжонки с названием «Жизнь».

Где-нибудь, строчке в седьмой, суждено мне родиться,

Душу на точные символы букв разложив.

Ровненько, чисто, красиво, по белому черным;

Все, как у всех, как положено, как суждено.

Буду ребенком воспитанным, в меру проворным,

Буду учиться,… а большего знать не дано.

Только вдруг что-то не так, что-то не получилось,

Буквы запрыгали, строчки согнулись в мосты…

Видно душа в черно-белую «Жизнь» не вместилась,

Несколько точек, а дальше – пустые листы.

* * *

Я была некрасивым котенком

И на выставках не побеждала.

Жизнь сулила не миску с тушенкой,

А сырую промозглость подвала.

Жизнь пинала, кричала, долбила,

Приучала к безумству и боли.

Лишь в когтях да зубах моя сила,

Но умею я драться до крови.

Вам понравилась дикая кошка:

Мышек ловит и неприхотлива,

Покормить и погладить немножко,

Если вымыть, то даже красива…

Где ж вы были, когда под дверями

Я хрипела, мяукать не в силах,

Голодала и мерзла ночами?

Я б вам верой и правдой служила!

А теперь я раздавлена, смята,

Но свободна, сыта и строптива.

А могли бы родиться котята,

А могла бы и я быть счастливой…

* * *

Мне не дано увидеть свет в конце дороги…

Я все бегу от мелких бед и от тревоги,

Я спотыкаюсь и лечу с размаху в осень…

Ну, кто же, Господи, тебя об этом просит?

Я пред оплывшею свечой шепчу молитву –

Не отпускай меня, прошу, на эту битву.

Я ведь могу не проиграть и почернею

От крови смешанной на мне: чужой с моею…

Простишь ли ты меня тогда, возьмешь с собою,

Не погнушаешься потом моей рукою?

Я плакать больше не могу, исчезла жалость,

Но сердцем чувствую беду, душой – усталость…

Мне не дано увидеть свет – мой разум дерзок,

Меня преследует твой взгляд со старых фресок…

Что ж, на войне, как на войне – нужда в солдатах,

Но в светлом мире не в цене мы, в грязных латах.

* * *

Предательство – хорошее лекарство

От внутренней душевной слепоты.

С годами все дороже постоянство

И все труднее отыскать его черты.

Утрачивают их родные лица,

Натягивая маски добрых дел,

И не с кем по-хорошему проститься,

Ступая за неведомый предел.

Предательство – отличнейшее средство

От жалости, любви и доброты…

Но помнится безоблачное детство,

Щенок и бабушка, клубника и цветы…

И можно ли отправиться в дорогу,

Не попытавшись на свой риск и страх,

На удивленье и себе, и Богу,

Предательство оставить в дураках?

* * *

Забыть о прошлом. Вычеркнуть. Измять.

Переписать как черновик. Порвать бумагу.

Да надо ли все время объяснять,

Во имя чести обнажая шпагу?

Стучаться в заколоченную дверь,

Или бежать и не искать возврата?

Вести учет болезненных потерь,

Или понять, что все-таки крылата?

Однажды утром распахнуть окно

И рухнуть вниз, навстречу возрожденью,

А не гадать – дано, иль не дано,

Принять как есть – полет или паденье.

* * *

Неуютное жилище лишь с одним окном,

Снег, как странствующий нищий, входит в дом.

Я гляжу в глаза вселенной, сидя у окна.

До чего ж обыкновенно: я опять одна.

* * *

Идти под дождем в никуда,

Смотреть в удивленные окна…

Да разве же это беда? –

Свободна опять!

Одинока…

* * *

Все в прошлом, так чего ж я жду теперь,

Фатальность мира заливая водкой?

Сгорели все мосты, закрыта дверь,

Душа моя больна чахоткой…

* * *

Как хочется порой, чтоб все вернулось,

Но не в мучительных, разбитых утром снах.

Чтобы мечта крылом своим коснулась…

Не криком журавлиным в облаках,

А маленькой синичкой встрепенулась

В беспомощно протянутых руках…

* * *

Скользкая дорога,

Полная луна…

Мы искали Бога

И нашли вчера.

Напились за встречу –

Не проходит хмель.

Посидели вечер…

И куда теперь?

* * *

Пройдут года, осыплется листва,

И зацветет сирень, и снег растает.

Забудутся нелепые слова.

И сбудется все то, что «не бывает».

* * *

Такая маленькая жизнь –

Все виражи да виражи,

Ты крепче за меня держись

И от испуга не визжи –

Прорвемся!

* * *

Я тобой переболела,

Город маленький и сонный.

Докатилась до предела

По-над пропастью бездонной.

Улиц тощеньких чахоткой,

Оспой домиков невзрачных.

И, как все, лечилась водкой,

И, как все, была незрячей.

Среди сумрачных видений

Тополей, церквей и кленов

Воздух соткан из сомнений,

Мнений и речей никчемных…

Я тобой переболела.

Оттолкнувшись от перрона,

Я рванулась, как из плена,

В кочевой сквозняк вагона.

* * *

Когда закончатся дожди,

И вновь безмолвием повеет,

Ты смерти от зимы не жди,

Она нас снегом отогреет.

Она не странница с косой,

Что рубит головы без счета,

И пробуждение весной –

Ее нелегкая работа.

Укроет саваном снегов

Всю грязь и боль былого года,

А нам оставит скрип шагов

И ожидание восхода.

* * *

А за окном белым-бело.

И первый снег, как откровенье,

Души и сердца обновленье…

Вот и ушло от нас тепло,

Прибившись к птиц последней стае.

И стало тихо и светло,

И огорчениям назло,

Природа праздник отмечает.

* * *

Проснуться,

Посмотреть в глаза весне,

Превозмогая плен тяжелых век.

Проснуться

И откуда-то извне

Увидеть буйный двадцать первый век.

Проснуться

И сквозь матовый туман

Прорваться в мир сумятицы и луж.

Проснуться

И понять, что в стельку пьян

Весенним воздухом, смешон и неуклюж…

ПРОСНУТЬСЯ

* * *

Ворвался ветер в мою комнату,

Разворошил обрывки слов,

И колокольной песней поутру

Избавил сердце от оков.

И растревожил душу сонную,

Разбередил, встряхнул, разжег,

Порвал, как занавесь оконную

И, как бумажку, – за порог.

Но за спиной взметнулись крыльями

Мечтою дразнящие сны,

Пусть в них наивны и бессильны мы,

Я рвусь к пророчествам ВЕСНЫ.

* * *

Мой дом у дороги, назло всем дождям,

Назло всем ветрам и метелям.

И окна – навстречу блуждающим дням,

А крыша – игрушка капелям.

Калитка открыта, замка не держу,

Входи же, не стой у порога!

Глаза потеплели, но все же, гляжу,

Сильней тебя манит дорога.

Задержишься на день, не больше, ну, что ж,

На то он и дом у дороги.

Расскажешь о жизни и чаю попьешь,

Забыв про былые тревоги.

Привыкну, запомню – иначе нельзя –

Прощаться навек не умею.

Приходят чужие, уходят друзья

Вперед за судьбою своею.

Мой дом у дороги ничтожен и мал.

Припомнит, наверно, не всякий

Калитку, что ветер, шутя, открывал,

Табличку, что «НЕТ ЗЛОЙ СОБАКИ».

* * *

Подарите мне чудо,

Маленькое, как солнечная

Звездочка в капле воды.

Подарите мне чудо,

И оно станет большим,

Как мир, отраженный

В глазах человека.

Подарите мне чудо,

И не говорите, что чудес

Не бывает вовсе.

Подарите мне чудо,

И не говорите, что это слишком

Трудно и не нужно

Взрослому человеку.

Подарите мне чудо,

И оно утренним светом

Разольется по вашей жизни.

Подарите мне чудо,

И я смогу жить…

* * *

Подашь ли руку мне, узнав, что я одна,

Что все на свете безвозвратно потеряла,

Что опустела тощая сума,

Что я больна, бездомна и устала?

Открестишься скорей, как от чумы,

Иль приласкаешь, все едино – больно.

Как жаль, что мы с тобою не вольны

Прожить легко, красиво и достойно.

Судьба искусно вяжет кружева,

А мы вплетаем собственные нити.

Размениваем душу на слова,

На злобу приговоров, боль событий.

Должно быть, все продумано за нас,

Раз каждый слеп и глух, но многословен.

И камушек за пазухой припас,

Для часа, что давно без нас условлен.

Что ж делать, видно, так тому и быть:

Смирись, привыкни, и не жди исхода…

Но, Боже, как же хочется любить,

Искать в огне спасительного брода.

В. Н.

* * *

Весь день: морока, сырость, морок,

Так тесно в комнате пустой,

Заблудший луч в узорах шторок

Тревожит сумрачный покой.

К окну от двери и обратно:

Поправить книги, пыль смахнуть.

С какою целью, непонятно,

Вновь продолжаю тот же путь.

Протоптана уже дорожка…

Нелепо так, конечно, ждать.

Вот сяду почитать немножко,

Захлопну книгу и – опять.

Четыре дня – четыре года,

Сто километров, сто дорог,

Еще проклятая погода –

Попал под дождик и промок…

А может быть, сидит на кухне,

Пьет чай, согревшись у плиты.

Там в щель в окне не лезут мухи,

Не спят, нахохлившись, цветы.

Весь день: морока, сырость, морок,

Мне тесно в комнате пустой.

Но все же этот день мне дорог:

Я жду тебя, и ты со мной.

* * *

Между нами лишь шаг,

В этом шаге лишь мрак,

Лишь обида и боль,

Понимания – ноль.

Между нами лишь шаг,

Сквозь обвал, сквозь овраг,

Но построить мостов

Невозможно из слов.

Между нами лишь шаг,

Все, как будто, пустяк.

И проблема не в нем –

В том, что будет потом.

* * *

Давай не будем говорить,

Не стоит ворошить былого.

Нам никогда не возвратить

Значенье взгляда или слова.

Непрочна тоненькая нить,

Иллюзий пыль не станет светом.

Еще все можно изменить,

Да только стоит ли об этом?…

* * *

Краденое счастье –

Горечь на губах.

Пусть не в нашей власти

Судьбоносный страх.

Пусть напишут длинный

Строгий приговор,

Не поймать нас силой,

А раз так – не вор.

Установят плаху,

Принесут топор,

Но подобно вздоху

Ускользает вор.

Раз уж по закону

Нам не довелось,

Хватит бить поклоны,

Праведная злость

Нам пути укажет,

След сметет ковыль.

Не замазать сажей,

Не осядет пыль.

Было бы ненастье,

Будет и покой.

Краденое счастье

Нас спасет с тобой.

* * *

Зачем тебе моя душа,

Она не стоит ни гроша.

В который раз везде спеша,

Не успеваю…

Но, снова рассыпая смех,

Привычной становлюсь для всех.

И как всегда, и как на грех,

Все забываю…

И снова от себя бегу –

Цепочка пятен на снегу.

По-детски глупую игру

Вновь затеваю

Сны лягут картами Таро

В квадраты проходных дворов.

Найду ли этой ночью кров,

Опять гадаю.

Под шорох крыл усталых сов,

На покрывале чьих-то снов,

Укрывшись паутиной слов,

Я засыпаю.

А утром снова в дальний путь,

Вновь наугад, куда-нибудь,

Но, все же, помни, хоть чуть-чуть…

Я исчезаю.

* * *

Все тот же сон из раза в раз:

Немой укор глубоких глаз…

Любовь и Боль сплелись в узор,

Судьбой зачитан приговор.

Изгиб твоих упрямых губ,

Мой голос резок, но, не груб…

Любовь и Боль – смешной дуэт,

И как всегда, исхода нет.

Мечтою дразнит нас палач,

Бросая в пламя неудач…

Любовь и Боль в который раз

Приговорили к жизни нас…

В. Н.

* * *

Кленовым золотом усыпана дорога,

В осеннем воздухе разлита тишина.

Я замираю у церковного порога.

Поет ли флейта, плачет ли струна…

Венчальным светом озарили свечи,

Печали прошлой освящая лик.

Свободу крыльев ощущают плечи,

И дождик пред иконою поник.

В один узор сплелись теперь дороги,

Одной судьбой связала Осень их.

И все у нас: победы и тревоги,

Падения и взлеты – на двоих.

* * *

Что знает Вечность о едином миге,

О полумраке комнаты пустой?

Ты – о судьбе, политике, интриге,

А я – о том, что ты опять со мной…

И больше ничего уже не надо.

Луна зеркальным светом льется в дом.

И в опьяняющем пылу ночного чада –

Не вспоминать, не думать ни о чем…

Не знать ни результатов, ни причины,

Того, что было, то, что впереди…

Есть лишь дыхание любимого мужчины,

Уснувшего, по-детски, на груди.

* * *

Ты помнишь запах земляники,

Изгибы тел, сплетенья рук?

Как полу-вздохи, полу-вскрики

Перемешали все вокруг,

Как солнце пряталось несмело

Под арками резных берез,

Как целовались очумело

До сладкой боли и до слез?

Ты помнишь скошенные травы –

Их опьяняющий дурман –

Как наглотавшись той отравы,

Ты счастлив был, любим и пьян?

Кислящий привкус земляники,

Усталость и святую лень,

Как бесновались солнца блики

И не кончался этот день?

В. Н.

* * *

Твоей руки пьянящее тепло…

Не надо слов и громких обещаний.

Зовешь в свой мир, где свято и светло

И я иду с закрытыми глазами.

Теряя время, слезы и следы,

Меняя бесполезные привычки,

Я ухожу от яростной беды

И нахожу ко всем дверям отмычки.

Твоей тропинки вьется полотно,

А рядом лес и заросли бурьяна…

Но мы идем, где тихо и светло,

Туда, где земляничная поляна.

Где наших рук щемящее тепло

И сладких ягод полное лукошко

Возьмет наш сын, печалям всем назло,

И понесет в малюсеньких ладошках.

* * *

Благослови, Уральская Земля,

Как мать родная. Сотвори добро.

Я, может быть, ловила журавля,

А, может быть, синицу – все равно.

Пускай живут, летают и поют,

Для тех, кому темно и тяжело,

Благослови на ласку и уют,

На вечную любовь и на тепло.

Даруй мне силы маленькую часть

Своих лесов, полей и родников,

Чтобы не поскользнуться, не упасть

Под натиском озлобленных ветров.

Чтобы хватило близким и друзьям,

Тепла и мудрости, любви и доброты,

Чтоб завещать все это сыновьям,

А дочерям – частичку красоты.

Содержание:

Шадринск………………………………………………….…3

Малой родине – Шадринску…………………………..….….3

«Когда-нибудь судьбе наскучит драться…»…………..........…4

«Нас жизнь разбросала. Ни много, ни мало…»…………..….4

«Ах, если б знать, что где-то есть…»…………………………5

«Мне снится дедов старый дом…»…………………………...6

«Построить бы дом…»………………………………………..7

«Зачем так жаль ушедших дней…»…………….……………...8

«Возвратиться не сложно. Труднее забыть и простить…»…...9

«И не ждут меня там, не скучают по мне…»…………….…...10

«На пышной разгульной тризне…»…………………………11

«Беззвездной тоской наполняются ночи…»………….……..12

«Не читает никто нотаций…»…………………………….….13

«А мне не надо от тебя ничего…»……………………………14

Друзьям…………………………………………….………….15

«Нас остается меньше с каждым днем…»…………………….16

«Все сказано, написано, рассчитано до нас…»……………….17

«Тысячелетняя тоска найдет себе приют…»………………….18

«Тоску безмолвия познавшим до конца…»………………..….18

«Тебе дарю судьбу свою…»…………………………….……...19

«Оторвали, – бросили…»……………………………….….…..20

«Не верьте Осени, когда листвою яркой…»……..…….………21

«Снова слезы по стеклу мажет дождик…»…………………..….22

«Все будет так, как было много раз…»…………………………23

«Ветер тихонько теребит, листает страницы…»…………..…...24

«Я была некрасивым котенком…»……………………….…..…25

«Мне не дано увидеть свет в конце дороги…»…………….…...26

«Предательство – хорошее лекарство…»…………………..…..27

«Забыть о прошлом. Вычеркнуть. Измять…»……………….....28

«Неуютное жилище лишь с одним окном…»…………....….…29

«Идти под дождем в никуда…»…………………………….…...29

«Все в прошлом, так чего ж я жду теперь…»……………......….29

«Как хочется порой, чтоб все вернулось…»………………….....29

«Скользкая дорога…»……………………………………………30

«Пройдут года, осыплется листва…»………………..……………..30

«Такая маленькая жизнь…»…………………………..…………….30

«Я тобой переболела…»……………………………....……………31

«Когда закончатся дожди…»…………………….…..……………...32

«А за окном белым-бело…»…………………………..……………32

«Проснуться…»……………………………………….……………33

«Ворвался ветер в мою комнату…»………………….…………….33

«Мой дом у дороги, назло всем дождям…»………….……………34

«Подарите мне чудо…»……………………………….……………35

«Подашь ли руку мне, узнав, что я одна…»……………………….36

«Весь день: морока, сырость, морок…»……………………………37

«Между нами лишь шаг…»…………………………...……………38

«Давай не будем говорить…»………………………………………38

«Краденое счастье…»…………………………………..…………..39

«Зачем тебе моя душа…»…………………………………………..40

«Все тот же сон из раза в раз…»…………………………………..41

«Кленовым золотом усыпана дорога…»…………………………..42

«Что знает Вечность о едином миге…»……………….…………..43

«Ты помнишь запах земляники…»…………………….………….44

«Твоей руки пьянящее тепло…»……………………….………….45

«Благослови, Уральская Земля…»…………………….…………..46

Карта моего сайтаСтихи ЛюдимилыСтихи ВалентинаНикора Людмила и ВалентинПроэкты романовГарри Поккер(пародия1)Гарри Поккер (пародия2)Некоторые публикацииХроники ЭйроландаБиография ЛюдмилыБиография ВалентинаКомпромантФорум моего сайтаБиблиографияГостевая книгаГрустная сказкаЗа граньюНовогодний дарФайловый архив
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS